«Отче наш» на уэссекском (древне)английском

Чтобы показать языковые изменения на протяжении веков, преподаватели истории языка любят брать какие-нибудь «стабильные» тексты, которые читались, переписывались и перепечатывались постоянно. Естественно, что для европейских языков в этом качестве выступают библейские тексты, а среди них наиболее наглядным является, наверное, «Отче наш». Можно дать сравнить версии разных веков, проследить изменения в фонетике, морфологии, синтаксисе. То, что переводчики/писари в монастырях пытались как можно аккуратнее передать язык оригинала (включая его синтаксис), делает такие тексты почти идеальными объектами анализа и сравнения.
Но иногда попадаются версии молитвы, которые предназначались не столько для внутрицерковного применения, сколько для менее подготовленных целевых групп, и тут можно найти много интересного. Встречаются, например, переводы-комментарии к латинскому тексту, которые каждую латинскую или греческую фразу не просто переводят, но и интерпретируют. А иногда встречается вроде бы текст молитвы, но стилизованный под какую-нибудь традиционную (устно-)литературную форму.

Один такой текст (с сайта университета Вирджинии http://faculty.virginia.edu/OldEnglish/aspr/a3.29.html) мне попался недавно и так понравился, что я решила его перевести (разнообразив в остальном древневерхненемецкий контекст последних недель) — см. фото. В этой версии молитва изложена германским аллитерационным стихом, которым из поколения в поколение передавались важнейшие тексты древнегерманской мифологии, и разбавлена — как раз для обеспечения аллитерации (эти звуки выделены полужирным) — всякими клишированными словосочетаниями. Ни дата, ни место написания этого текста неизвестны, но это вроде какой-то уэссекский диалект века 8-9(-10)-го, т. е. вполне «классический» древнеанглийский.

Из интересного:

— От первого слова в рукописи сохранилась только последняя буква, но оно легко реконструируется как что-то типа halig, потому что «отец» мог быть в начале этой молитвы только «святым».

— Слово dream, которое стоит в дативе, могло означать «радость, удовольствие, веселье, ликование, экстаз, бред», а также все, что это вызывало — например, музыкальный инструмент, саму музыку, гармонию, мелодию, пение, радостные звуки и т. д.

— В третьей строке встречаются два обозначения для «людей», ни одно из которых не сохранилось: niththa(s), которое похоже на современное people, и wer, примерно соответствовавшее man. Wer дало нам werold (букв. «возраст людей») > world.

— В начале второй половины текста (6-я строка) мы видим форму syle — это императив 2 л. ед. ч. от глагола syllan = sellan, т. е. современного ‘sell’, но в значении «давать, отдавать». Эта форма видна и в «официальных» версиях молитвы древнего периода; потом заменяется на give.

— Слово blaed в той же строке приводится в словаре со значениями «дуновение, взрыв, дыхание; дух, жизнь, разум; слава, достоинство, великолепие; процветание, богатство, успех». Чтобы никто не чувствовал себя стесненным в интерпретациях.

— hlaf из следующей строки — понятное дело, «хлеб», каковой в славянские, балтийские и другие языки был, видимо, заимствован из германских. Сам hlaf, он же loaf, он же нем. Laib — неизвестного (германского?) происхождения. А еще hlaf когда-то был частью лорда, потому что lord = ME loverd = OE hlaford < hlafweard, т. е. «хранитель хлеба», он же хозяин дома. Леди — туда же.

— Дальше мы видим, как сочинитель текста пытался извернуться, чтобы добавить аллитерацию, и тут интересны слова с суффиксом -end (nergend, helpend, waldend), которые, будучи по природе своей причастиями, давали наименования деятелей: спаситель, помощник, правитель и т. д. Такого же происхождения всякие студенты, доценты и докторанды. И бойфренды — потому что от freond/friend.

— Слово, похожее на «метод», на самом деле образовано от глагола metan = ‘to mete (out)’, т. е. «отмерять, мерить» (нем. messen). То есть meotod — это вроде как measurer, но метафоризуется он в создателя, бога, а еще — судьбу (остатки языческого наследия?). Опять же: выбирай что хочешь.

— Что с чем аллитерирует в последней строке — я не знаю, потому как главноударным слогом в первом полустихе должно быть, по идее, y- в yfla, но тогда оно должно аллитерировать с коротеньким наречием «а» («всегда»). Но я не уверена, что оно может нести главное ударение второго полустиха. Плюс: to widan feore — это клише, и кто его знает, должно ли оно вообще с чем-то аллитерировать. Остальные пары звуков кажутся еще менее правдоподобными. Похожую по фонетике и ритмике строку в других текстах пока не нашла, так что буду рада идеям.
Enjoy!))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *